Молебен святителю Тихону, Патриарху Московскому.

После поздней Божественной Литургии в Воскресенье, был отслужен праздничный молебен святителю Христову и отцу нашему Тихону Патриарху Московскому, по окончании которого с проповедью к прихожанам обратился настоятель собора протоиерей Сергий Моздор.


Также в этот день празднуется память Отцов Поместного Собора Церкви Русской 1917—1918 гг.
На протяжении столетий церковная и государственная власть в России были связаны столь неразрывно, столь прочно, что казалось: крушение Российской империи неминуемо повлечет за собой и крушение Русской Церкви. Однако под натиском революционной смуты государство пало, а Церковь — выстояла. Это стало возможным лишь благодаря Поместному Собору Русской Церкви, открывшемуся за два месяца до Октябрьской революции. Поместный Собор стал настоящим переворотом в церковной жизни. Все решения, принятые на его заседаниях, резко изменяли практику Синодальной Церкви. Соборные постановления вернули Русскую Церковь к подлинно каноническому строю. Ни одна из проблем, обсуждавшихся соборянами, не устарела до сих пор.
Реформы Петра I превратили Церковь в одно из государственных учреждений под руководством светского чиновника — обер-прокурора, которого назначал лично император. Структура, навязанная Петром, была чужда Церкви. Начало ХХ века с его революционными настроениями и резкими изменениями во всех сферах жизни общества поставило перед Церковью множество острых и болезненных вопросов. И разрешить их старыми методами было просто невозможно. Необходимость созыва Собора, который мог бы в духе традиции реформировать церковную жизнь и дать ей правильные ориентиры, обсуждался еще в 1906 году. Но император не дал разрешения на его проведение, да и потом еще неоднократно признавал его созыв несвоевременным. Лишь отречение Николая II и крах монархии дали возможность незамедлительно созвать Поместный Собор. Он открылся в Москве 28 августа 1917 года, в Праздник Успения Пресвятой Богородицы. И первые его заседания проходили в стенах Успенского Собора Московского Кремля.
Для работы на этом церковном форуме было избрано и назначено по должности 564 человека. Большинство членов Собора были клириками или мирянами, что позволило представить все слои церковного народа. «Необъединенность, разброд, недовольство, даже взаимное недоверие… — вот вначале состояние Собора, — вспоминает один из его участников. — Но с первых же заседаний все стало меняться… Начал превозмогать дух веры, дух терпения и любви… Толпа, тронутая революцией, под грохот пушек и пулеметов около стен соборной палаты стала перерождаться в гармоническое целое, внешне упорядоченное, а внутренне солидарное. Люди становились мирными, серьезными соработниками. Это перерождение было очевидно для всякого внимательного глаза, ощутимо для каждого Соборного деятеля…»
Главным вопросом Собора стал вопрос о восстановлении законной и канонически верной верховной власти в Церкви — патриаршества. Голоса противников этого, вначале напористые и упрямые, в конце дискуссии звучали диссонансом, нарушая почти полное единомыслие Собора. 10 ноября 1917 года Собор проголосовал за восстановление патриаршества. После нескольких туров голосования были избраны три кандидата на первосвятительский престол: архиепископ Харьковский Антоний, архиепископ Новгородский Арсений и митрополит Московский Тихон. Об этих кандидатах в патриархи соборяне говорили: «Самый умный из них — архиепископ Антоний, самый строгий из них — архиепископ Арсений, а самый добрый из них — митрополит Тихон». Было решено, что выбор патриарха нужно полностью доверить воле Божьей, поэтому окончательное избрание главы Церкви определял жребий.
Вот как описывает торжество избрания патриарха один из членов Собора: «В назначенный день огромный храм Христа Спасителя был переполнен народом. Вход был свободный. В конце литургии митрополит Киевский Владимир вынес из алтаря и поставил на небольшой столик перед иконой Владимирской Божьей Матери ковчег с именами кандидатов в патриархи. Затем из алтаря вывели под руки слепого старца — схииеромонаха Алексия, насельника Зосимовой пустыни. В черных схимнических одеждах он подошел к иконе Богоматери и начал молиться, кладя земные поклоны. В храме стояла полная тишина. И в то же время чувствовалось, как нарастало общее напряжение. Молился старец долго. После он медленно поднялся с колен, подошел к ковчегу, вынул записочку с именем и передал митрополиту. Тот прочел и передал протодиакону. И вот протодиакон своим могучим и в то же время бархатным басом медленно начал провозглашать многолетие. Напряжение в храме достигло высшей точки. Кого назовет?.. „…Патриарху Московскому и всея Руси…“ И сделав паузу для вдоха — „Тихону!“ И хор грянул многолетие! Это были минуты, глубоко потрясшие всех, имевших счастье присутствовать. Они и теперь, через много лет, живо встают в памяти». В самое жестокое время был избран самый «добрый» патриарх. На его долю выпали самые тяжелые испытания из тех, что переживала Русская Церковь. Вера в то, что жребий действительно отражал волю Божию, и помогла патриарху пройти все лишения, на которые обрекла его новая власть.
Кроме избрания патриарха, Поместный собор обсуждал многие важные вопросы, ища на них ответы и принимая решения. Каждое из них влияет на церковную жизнь до сих пор, а на некоторые из вопросов еще предстоит ответить. Собор стал попыткой переосмыслить с современных позиций все аспекты церковной жизни — от высшей власти до управления приходом, от богослужения до суда. Но самое главное, что удалось сделать Собору — это наладить управление Церковью в новом государстве, во главе которой встал Святейший Патриарх.
Собор работал более года. На заключительном заседании 20 сентября 1918 года Собор постановил созвать очередной Поместный Собор весной 1921 года. Однако этому не суждено было сбыться. Начались гонения, которые показали твердость в вере православных христиан и их стремления пострадать за Христа. «Нужно с благодарностью признать, — пишет историк, — что реформа Русской Церкви 1917 года дала ей, несомненно, великую помощь и внешнее подкрепление в ее наступившем тяжелом, гонимом положении». И именно с этого Собора начинается период новейшей истории Русской православной Церкви.
За всенощным бдение в субботу Церковь вспоминала избрание на патриарший престол 18 ноября 1917 года святителя Тихона, патриарха Московского и всея России.
Иоанн Кронштадтский, не за долго до своей кончины, в одной из бесед со святителем Тихоном сказал ему: «Теперь, Владыко, садитесь Вы на мое место, а я пойду отдохну». Спустя несколько лет пророчество старца сбылось, когда митрополит Московский Тихон жребием был избран Патриархом. В России было смутное время, и на открывшемся 15 августа 1917 года Соборе Русской Православной Церкви был поднят вопрос о восстановлении патриаршества на Руси. Мнение народа на нем выразили крестьяне: «У нас больше нет Царя, нет отца, которого мы любили; Синод любить невозможно, а потому мы, крестьяне, хотим Патриарха».